Постоянные разделы Веб-квест.png Knopka setev2.jpg Shkaf knopka2.jpg Promknopka.jpg Masterklass.jpg ПОМОЩЬ.png Web202.jpg
Текущие активности Knopkaotchet.png Knopkapolka.jpg Knopkabird.jpg Knopkageroy19.jpg Afgan2019.jpg Travel2019.jpg Knopkahero.jpg Knopkakalash.jpg

Программа Память Сибири/История семьи Симинских

Материал из Wiki-Сибириада
Перейти к: навигация, поиск


Памятьсибири.jpg
Участник Программы
"Память Сибири"


История фамилии Симинский и родословная книга

Авторы исследования

Симинский В.В., при участии Симинского С.В., Симинской М.В., Ждановой ( Симинской) Д.В.

Цели и задачи исследования

Основной смысл этой работы заключается в том, что знание жизни предшественником может помочь в выборе направления жизненного пути последующим поколениям.

Форма исследования

  • Cерия интервью;
  • Документы из семейного архива;
  • Семейный фотоальбом;

Исследование

Наше дерево. Подарок бабушки Вали на мой День Рождение. 2010 г.
Мой папа, Симинский Владимир Всеволодович, уже около 10 лет занимается историей фамилии и нашей семьи. Много и сил, и времени этому уделено. Сейчас готовится книга по собранному и обработанному материалу.

Папа мой говорит «Старшие поколения уходят, унося с собой живую историю своего рода и фамилии. Сейчас я очень жалею о том, что в молодости, когда был жив отец ( мой дедушка), я не расспрашивал его о нашей семье, фамилии, хотя время было такое, что такие расспросы не были приняты.» Ниже приведены некоторые моменты из подготовленного материла, которые я немного обработала и перефразировала от своего имени, чтобы было более понятно, кто кем мне приходятся. Авторство, бесспорно, принадлежит Симинскому В.В.






Фамильный диплом

Внуки - третье поколение, воспитание которого второе поколение предоставляет первому. Неизвестный автор.

Историко-морфологическое исследование

Основой для фамилии Симинский послужило мирское имя Сима. Данное имя присоединялось родителями ребенка к имени, полученному им при крещении. Это имя употреблялось чаще крестильного и закреплялось за человеком на всю жизнь. Уже в XV–XVI веках в среде богатых людей начинают закрепляться и передаваться из поколения в поколение фамилии, обозначающие принадлежность человека к конкретной семье. Таким образом, потомок человека, обладающего именем Сима, со временем получил фамилию Симинский или в латинской транскрипции «Sieminski». Вполне возможно, что именно с этим связано разночтение в написании нашей фамилии. На Западной и в Центральной Украине суффикс «-ский» всегда воспринимался благосклонно, поскольку напоминал местный польский суффикс –ski, первоначально обозначающий благородное происхождение. Первое документальное упоминание фамилии «Симинский» относится к периоду 1609-1617 гг., называемого «Смутным временем». В Новгородском оккупационном архиве содержится письмо Никиты Осиповича Симинского с клятвой о верной службе царю [1]. Второе известное документальное упоминание фамилии «Sieminski gr. Leszczyc» находится в Списке дворян царства польского от 1851 г. [2]. Также наша фамилия находится в списках части 3 гербовника дворянских родов царства польского, которая издана Лукомским В.К. и Тройницким С.Н. в 1910 г. и внесена в Общий гербовник дворянских родов Российской Империи. О том, насколько наша фамилия связана с польским родом Лещиц (Leszczyc) в настоящее время говорить сложно, поскольку произошло слишком много исторических катаклизмов на территории России, приведших к уничтожению или потере исторических документов. Да и Польша была неоднократно разделена между Австро-Венгрией, Россией и Пруссией. Однако некоторые косвенные доказательства связи нашей фамилии с этим польским гербом есть. Следует упомянуть и о некоторых других известных представителях фамилии «Симинский». Фамилия «Симинский» достаточно широко распространена в Польше. Более подробно с польскими представителями этой фамилии можно познакомиться в польской социальной сети [8]. Достаточную известность в Польше имел Луциан-Ипполит Симинский (1809—1877) — польский поэт, новеллист и критик; во время восстания 1831 г. попал в плен; после освобождения жил в Кракове, где основал журнал "Czas" [Энциклопедия Брокгауза и Ефрона]. На памятнике воинам Волынского пехотного полка, который установлен в память героически погибших воинов этого полка при первой обороне Севастополя в 1854-1855 гг. на Братском кладбище в Севастополе рядом с могилой контр-адмирала М. Н. Кумани, выбито и имя прапорщика Семинского. До революции в Киеве жил весьма зажиточный и очень интересный антикварий Симинский, украинец по происхождению, торговавший на Фундуклеевской ул. [4] Симинский К.К. — советский ученый в области строительной механики, академик АН УССР. Его брат Георгий Константинович — во время гражданской войны полковник Генерального штаба П. Н. Врангеля. Был начальником разведывательной части при штабе главнокомандующего. Затем перешел на сторону красных. Оба родились в Польше, в Белостокском воеводстве. Не исключен вариант, что они являются нашими родственниками. Вот ведь странные совпадения. Мой дед и Симинский К. К. являются выпускниками одной и той же кафедры Уманского сельхозинститута [5]. Оба жили некоторое время в Одессе, в которой возможно проживала и сестра деда (Юлия Захарьевна), поскольку была замужем за внуком князя Е. Г. Гагарина, известным одесским барином. На заводе «Красный экскаватор» в Киеве с 1932 г. работал токарь Виталий Куприянович Семинский, лауреат Государственной премии СССР. В Памятной книге Киевской губернии 1914 года упомянут Симинский Иван Захарьевич, уездный агроном города Умань, проживавший в с. Кузьмина гребля. Это и есть мой дедушка [6]. Кстати в этом же селе родился и его племянник, правнук князя Е. Г. Гагарина. Человек, имеющий фамилию Симинский, по праву может гордиться своей принадлежностью к этому старинному роду. Ведь представители этой фамилии внесли вклад в историю России, Украины, Белоруссии и Польши, что подтверждают многие документы. Для представителей нашей фамилии характерны некоторые общие черты, к которым можно отнести склонность к науке и философии, почтение к родителям и внутреннее благородство.

I поколение Симинских

Симинский Захарий Прокофьевич (мой прапрадедушка)

Симинский Захарий Прокофьевич

Дата рождения и смерти неизвестна.


Во второй половине 19 и первой половине 20 веков проживал в своем имении в селе Ягубцы. Данных о его жене нет. Год рождения примерно 1858 -1860 гг., т.е. в 1917 году, когда родился дедушка, ему было около 60 лет.

II поколение Симинских (мои прадедушка и прабабушка)

1. Симинский Иван Захарьевич (мой прадедушка).

2. Симинская (Смирнова) Александра Дмитриевна, его жена ( моя прабабушка).

3. Симинская Сусанна Захарьевна (сестра Ивана Захарьевича, проживала в Киеве по адресу: Златоустовская ул., д.6, кв.31.)

4. Симинская (Рудай) Юлия Захарьевна. Она вышла замуж за Павла Рудая, сына Марии Евгеньевны Гагариной - дочери князя Евгения Григорьевича Гагарина. В селе Кузьмина Гребля 20.11.1893 г. родился их сын Константин. Константин Павлович Рудай. Судя по дате рождения сына в 1893 году ей было лет 17, т.е. она примерно 1876-1875 года рождения.

Кроме этих сведений, о сестрах Ивана Захарьевича практически больше ничего неизвестно.

Симинский Иван Захарьевич (мой прадедушка)

Симинский Иван Захарьевич
Родился примерно в 1891 году, дата смерти неизвестна.

Социальное положение – из потомственных дворян. Семейное положение - женат, в браке с Александрой Дмитриевной имел 2 детей - Юрия и Всеволода. Их первый ребенок, Юра, прожил недолго и умер в 1916 году. Его смерть была большим потрясением для Александры Дмитриевны, поэтому все его фотографии были уничтожены. В 1908 году Иван Захарьевич оканчивает Уманское училище земледелия и садоводства, одно из старейших высших учебных заведений Украины. В прабабушкином альбоме есть целая подборка фотографий выпускников Уманского училища земледелия и садоводства в 1908 году, это однокурсники Симинского И.З. Из переписки Ивана Захарьевича со своим отцом известно, что в 1913 году он уезжает на лечение в Одессу и проживает по адресу: ул. Кондратенко, д.28, кв.1. В 1914 году или ранее он становится уездным агрономом Уманского уезда и проживает в селе Кузьмина Гребля. В 1915 году женился на Смирновой Александре Дмитриевне. Вполне вероятно они познакомились в селе Томашевка, где Александра Дмитриевна была заведующей коврово-ткацкой мастерской. В это же село Иван Захарьевич приезжал довольно часто, поскольку был в дружеских отношениях с Мейендорфами, даже отдыхал или жил в 1904 году в Бабушкином хуторе. В 1916 году Иван Захарьевич проходил военную подготовку в Кустанае. В 1917 году в чине прапорщика 32 Сибирского полка был направлен в действующую армию. В 1918 году организовал агрофилию (добровольное сообщество аграриев) в селе Кузьмина гребля, где жил до 1916 года, будучи уездным агрономом. В это время в этих местах рыскали различного рода банды, занимавшихся грабежами и разбоем. Думается, что обстановка хаоса гражданской войны в это время послужили одной из причин упадка этой агрофилия. В 1922 году прадед организовал новую агрофилию в селе Ботвиновка. В 1929 году Иван Захарьевич попадает с приступом белой горячки в Волынскую областную психлечебницу. Диагноз – прогрессирующий паралич. В октябре этого же года его выписывают по месту проживания его сестры Сусанны Захарьевны: Киев, Златоустовская ул., д.6, кв.31. Приезжает за ним его сестра Юлия. Этот дом в настоящее время не существует. На его месте находится современный многоэтажный дом. После развода с Александрой Дмитриевной в 1929 году следы Симинского Ивана Захарьевича теряются.

Симинская (Смирнова) Александра Дмитриевна (моя прабабушка)

Симинская (Смирнова) Александра Дмитриевна
Смирнова Александра Дмитриевна родилась 10 апреля 1898 года в деревне Хмелево Вышневолочковского уезда Тверской губернии. Умерла 4 июля 1956 г. в г. Киев. Похоронена на кладбище в Барышевке Киевской области.

Интересен тот факт, что в деревне Вышково рядом с деревней Хмелево, где родилась бабушка, проживал помещик А.А. Семинский. Отец - Дмитрий Ерофеевич (москвич), мать - Марфа Евдокимовна (украинка с Черниговшины). Братья – Андрей, Георгий; сестры – Мария, Евдокия, Рена. Братья погибли во время гражданской войны. С их гибелью род Смирновых пресекся.

После сельской школы Александра Дмитриевна поступает в инструкторскую прядильно-ткацкую школу в деревне Сосновицы, которую в возрасте 14 лет оканчивает с отличными оценками и получает звание инструктора. В возрасте 12 лет посещает крупную промышленную выставку в г. Екатеринослав. Несмотря на довольно выгодное предложение в материальном плане (остаться инструктором в Сосновицах, рядом с родителями) в начале 1913 года Александра Дмитриевна в возрасте 15 лет принимает назначение на должность заведующей коврово-ткацкой мастерской Уманского отдела Киевского Кустарного общества с существенно меньшим окладом. Первое время (январь 1915 г.) она живет в Умани на квартире Тихоновича по адресу Большая Фонтанная улица, дом 45. Возможно это какие-то родственники или хорошие знакомые. Кстати, Тихонович является однокурсником Симинского И.З. Затем она получает предложение стать заведующей ткацкой мастерской, расположенной в имении барона Мейендорфа, село Томашевка. С этого момента к ней начинают обращаться «Ея Высокоблагородие». В 1915 году Александра Дмитриевна вышла замуж за уездного агронома Ивана Захарьевича Симинского. С осени 1915 года Александра Дмитриевна живет в селе Ягубцы в имении родителей мужа и занимается домохозяйством. Однако, после смерти первого ребенка (Юрия), пережив страшнейшее потрясение, в 1916 году уезжает к мужу в Кустанай, где он проходил военную подготовку. В марте 1917 года в г. Минске у них родился сын Всеволод, мой дедушка, и она снова приезжает в Ягубцы. В 1918 г. после окончания курса животноводства получает назначение в агрофилию села Кузьмина Гребля Уманского района. В начале 1922 году она работает в селе Ботвиновка, которое расположено недалеко от прежнего места работы в селе Кузьмина гребля. С февраля по май 1922 заболевает тифом. Послетифозные осложнения заставили продолжительное время лечиться. Несколько месяцев Александра Дмитриевна живет в Киеве по Златоустовской улице у сестры Ивана Захарьевича - Сусанны, пользуется услугами киевских врачей. Осенью 1926 году оставляет работу и уезжает к сестре на Кавказ лечиться. В 1927 году живет в Коростышеве у родственников Симинских в кв. В.П. Заппа по улице Большевитская. К этому времени нарастает семейная трагедия. Постоянные пьянки прадеда, стали приводить к частым семейным скандалам. Поскольку после возвращения из больницы Ивана Захарьевича ничего не меняется, Александра Дмитриевна окончательно оставляет мужа. В 1929 году она выходит замуж за Петра Михайловича Гапонова, однако оставляет за собой фамилию Симинская, которую будет носить до самой смерти в 1956 году. Более подробно о жизни бабушки в её альбоме (полная биография прабабушки собрана ее вторым мужем Гапоновым П.М.)

III поколение Симинских (мои дедушка и бабушка)

Симинский Всеволод Иванович. Симинская (Варич) Валентина Федоровна (жена).

Симинский Всеволод Иванович (мой дедушка)

Симинский Всеволод Иванович
Родился 15.03.1917, г. Минск. Умер 26.03.1992, пгт. Бессарабская, Молдавская ССР, в 1994 году захоронение перенесено в д. Молоково, Московская область. Социальное положение - из служащих.Семейное положение - женат. Жена Симинская (Варич) Валентина Федоровна.Дети - Владимир (23.01.1946, ст. Бессарабская, Молдавская ССР) и Юрий (2.01.1955, г. Рыбница, Молдавская ССР).

Все детство дедушки прошло в переездах. - В возрасте до 4х лет жил у свих бабушки и дедушки – помещиков в селе Ягубцы. - в 5 лет - в Коростышеве у родственников Симинских, потом в Киеве у родных теток - Юлии и Сусанны. Следует предположить, что в Ягубцах что-то произошло в это время (примерно в 1921-1922 гг.) с его дедушкой и бабушкой, что стало причиной дальнейшей жизни у родственников Симинских и Смирновых. - в 7 лет - в Баку у сестер матери, Евдокии и Ирины. Там же пошел в первый класс, а потом его забрали к родственникам второго мужа бабушки – Гапонова - в Барышевку. - В период с 1-го по 3-й классы он прожил у Гапоновых. - Потом была Николья пустышь и 4- 6 классы в Сластино (под Харьковым) - 7 кл. - Богородцы, Мерефа , - 8-9 кл. в г. Бердянск, совхозяйство, - 10-й класс Ореховка, Монилак. После 10 кл. поступил в институт в Днепропетровске. В начале войны папа вместе с Днепропетровским институтом инженеров транспорта (ДИИТ) был эвакуирован в Новосибирск, где продолжил учебу, одновременно ходил на завод делать снаряды. Конечно, жить было трудно на стипендию, поэтому дедушка иногда ездил за солью и продавал ее в другом месте, где ее не было. После продажи спал в вокзале на полу против лампочки, чтобы его не обворовали. Защитить диплом не дали и в 1943 году отправили на Казанскую железную дорогу. Оттуда он был командирован в Молдавию для восстановления железной дороги. После войны остро встал вопрос о дипломе, поэтому дедушка поехал в ДИИТ для защиты его, который успешно защитил в 1946 г.У дедушки со Стасиком (моим братом) , когда ему было 2 года, была взаимная любовь. Они часто вели «научные дискуссии» пока оба не засыпали. Он часто брал его с собой на работу, чего не делал с родными детьми. В семье дедушка был весьма немногословен. Вся воспитательная работа ложилась на бабушку. Трудовой путь 1943- 1944 дорожный мастер Казанской железной дороги.1944 - 1954 - Бессарабская дистанция пути от мастера до заместителя начальника дистанции пути1954 - 1955 начальник Рыбницкой дистанции пути.1955- 1959 - заместитель начальника Бендерской дистанции пути1959 - 1977 начальник Бессарабской дистанции пути с 1977 года на пенсии.

Награды:

1)Значок «Отличный путеец»,

2)Значок «Ударник Сталинского призыва»,

3)Медаль «За доблестный труд» в честь 100-летия В.И. Ленина,

4)«Почетный железнодорожник», высшая награда для железнодорожников,

5)Орден Трудового Красного Знамени,

6)Медаль «Ветеран труда»,

7)Медаль «30 лет Победы Великой Отечественной Войны»,

8)Занесен на Республиканскую Доску Почета Молдавской ССР.

Скончался 26 марта 1992 года. Дедушка был похоронен с почестями, как положено у видных железнодорожников, на кладбище ст. Бессарабской. В знак большого уважения люди попросили, чтобы церемония прощания прошла по всей Бессарабской, от дома до кладбища. Во время траурной церемонии одновременно раздались гудки тепловозов. Позднее был перезахоронен в д. Молоково Московской области

Симинская (Варич) Валентина Федоровна (моя бабушка)

описание
Валентина Федоровна (Федотовна), 26 декабря 1928 года - 2 февраля 2011 года.

Замужем за Симинским Всеволодом Ивановичем. Похоронена в деревне Молоково Московской области. Их дети: Владимир и Юрий Симинские.

Из воспоминаний бабушки

Дедушка мой Варич Кондрат (к сожалению, не помню его отчества) был старостой станицы Роговская, имел свою землю и дом. Мои папа с мамой жили в доме дедушки и после его смерти и бабушки . Дедушка Варич умер в августе 1925 г., бабушка Анастасия Варич, не знаю, когда умерла и где похоронена. Когда началось раcкулачивание, землю отобрали. Папу моего начали преследовать, но, очевидно, не только из-за земли. Дело в том, что папа служил в белой армии и хотел уехать за границу, как и многие другие. В Новороссийске его задержали. Поэтому ему приходилось скрываться от милиции, чтобы не арестовали. В 1930 году мы всей семьей (4 детей - два брата Миша и Гриша, Нина и я) переехали из одной станицы в другую. Были сердобольные люди и нас кормили. До сих помню как кормила нас одна женщина супом – назывался суп «затирка». Было очень вкусно, мы были очень довольны и сыты. Последняя станица была Славянская на берегу реки Кубань. Там и родилась Муся (третья сестра). Чтобы выжить папа сделал станок для сбивания корзин из рогоза (растение на берегу реки). Приходилось вязать рыболовецкие сети, сбивали корзины из рогоза на верстаке. Мне было в то время 4 года. Моя задача была наматывать нити на челнок для вязания сетей. Я умела сбивать корзины, но нас мало пускали работать на верстаке. Я до сих пор помню и станок, и как делать эти корзины, а также вязать сети. Конечно, семье жилось очень тяжело. Мы с Ниной один раз даже ходили на большак просить хлеб, но когда пришли домой и нас увидел папа, то он очень расстроился и сказал нам, что бы это было в первый и последний раз. Больше мы не ходили. Я уставала за наматыванием нитей на челнок и когда родилась Муся, я старалась её разбудить, она начинала плакать, а я её потом качала в люльке (это подвешенный под потолок типа ящика на четырех веревках). В 1933 году мы вернулись всей семьей в Роговскую, и вновь милиция преследовала папу, а маму нет. Папу арестовали. Можно было выкупить папу – дать взятку, но мама боялась милицию. Несмотря на это она попросила соседку Кумпан дать милиции взятку. Соседка взяла маминых и своих кур и отдала все это за своего мужа и его отпустили, а папа остался в тюрьме. Один раз мы с мамой были у папы в тюрьме. Маму в камеру не пустили, а меня пустили С Роговской потом папу перевели в тюрьму станицы Брюховецкая. После Брюховецкой папу отправили строить Беломор - канал, где он и пробыл 10 лет до окончания срока заключения. С папой мы всегда имели переписку. Переживали мы, что остались без папы, переживал и папа за нас. Было очень голодно, и когда я получила в Бессарабской письмо от папы, где он писал, что находится на грани смерти от голода, я послала папе свои подъемные. Сколько он пережил, ведь папа был на грани смерти. По окончанию срока заключения папу реабилитировали, но толку от этой реабилитации не было совсем. Когда папу освободили, мы приехали в отпуск домой. Все были очень и очень рады, что папа дома. Жили мы у бабушки Муси, т. к. нас выселили из нашего дома дедушки Кондрата, а дом отдали переселенцам из Белоруссии и поселили в нем белоруску. Она нам никаких дедушкиных вещей не отдала, даже семейные фотографии. Маму тоже преследовали милиционеры, водили её в степь, где были поля дедушки, что бы мама показала, где зарыто зерно. Милиционеры очень издевались над мамой, хотели даже расстрелять. Они сделали такое приспособление, называется «дурка» - это две палочки, скрепленные по бокам резинкой. Они надевали на шею маме эту «дурку» и сжимали резинкой, так душили. Но зерна на поле не было, поэтому, сколько они не издевались, мама не могла им сказать что-либо о зерне. Жилось очень тяжело, т.к. нас осталось пятеро детей, да бабушка и всех надо было кормить. Время шло и мы подрастали. Мы, девчонки, на огороде ковырялись на грядках, вырывая сорняки. Гриша и Миша ходили на работу в станицу Джерлиевскую. Одеть, обуть было нечего, поэтому, когда приходили домой снимали одежду, ложились голенькими и ждали когда высохнет одежда, потом одевались и опять ехали в Джерлиевку. В это время был сильный голод. Бурьян - лебеда рос в человеческий рост. Умирало очень много людей и их на подводе везли на кладбище, там и хоронили в общей могиле. Один раз я видела как их – мертвецов – провозили по нашей улице, у одной женщины волосы волочились по земле. Еще у бабушки была лошадь. Её у нас украли. Бабушка Муся, преодолев страх перед милицией, все-таки пошла и сказала о пропаже лошади. Милиционер нашел у соседей зарезанную лошадь и ногой от лошади хорошо избил вора. Он бабушке отдал остатки от лошади, и она нам варила это мясо. Мы учились в школе, мама работала в колхозе поваром и мы ее практически не видели, т.к. колхоз был от станицы далеко и мама там жила все время, а мы были с бабушкой дома. Братья подросли и стали работать, Гриша работал на тракторе, Миша пас лошадей. Немного стало легче жить. Получали много пшеницы, её можно было сдать в магазин взамен на какую-то материю, обувь и нам мама шила одежду. На эту пшеницу, что сдавали в магазин, купили велосипед. Это была такая радость. Братья ездили на велосипеде и мама тоже научилась. Это было в 1938 году. Нас называли детьми врага народа, из-за этого братьев не призывали в армию. После того как братьев в очередной раз вернули с призывного пункта, они написали письмо Ворошилову с просьбой разрешить им служить. Пришло письмо от Ворошилова, что их определят. В 1938 году их призвали в армию. Гриша служил в Ленинакане в танковых войсках, Миша в Новочеркасске в войсках связи. В 1941 году братья должны были вернуться из армии, но началась война. И их оставили в части. Получили извещение и на Мишу и на Гришу, что они пропали без вести. В Роговской есть доска, где занесены все погибшие из Роговской, там имена и наших братьев. В день объявления войны я получила извещение, что я зачислена в техникум виноделия и виноградарства г. Анапы без экзаменов, т.к. 7 класс закончила на 5. Но мама меня не отпустила и я пошла в 8 класс, который я закончила зимой 1943 г., когда нас освободили наши войска и я пошла в 9 класс. В 1942 году нас оккупировали немцы. В 1942 году где-то поздно вечером в станицу вошла немецкая танковая часть. На утро немцы начали стрелять кур, а в дворах людей ломать заборы на костер. Нина выскочила и начала оттаскивать немца от забора, но бабушка побежала и забрала Нину, т.к. боялась, что немец Нину убьет. В оккупации мы были 6 месяцев. Как-то рано утром бабушка вошла в дом и сказала, что слышала голоса русских около речки. Это были наши солдаты. Немцы драпали, даже не успев доварить кур в котлах. В станице остановилась медсанбат. В больнице и школе разместился госпиталь. Я стала работать в госпитале, носила горшки, утки раненых и мыла полы. Проработала я там 2 месяца. Начали разносить повестки в армию для молодежи моего и Нининого возраста, тогда Нина и мама поехали в Тимашевку. Там работали наши дальние родственники на железной дороге и нас с Ниной устроили на работу. Меня устроили стрелочником, Нину – транспортерщиком (это грузить зерно на транспортере в вагон). Проработала я стрелочником где-то полгода, а потом меня назначили проводником поездов, то есть в любое время года надо было идти к семафору (1759 м от станции, фонарь надо было привязать к себе, чтобы не было видно огонька, а то летали самолеты и могли бомбить станцию). Семафоры не зажигали, во избежание бомбежек немцами. Ночью надо было идти к семафору с фонарем. Там даешь машинисту сигнал остановки, садишься к нему в кабину и едешь на станцию, с докладом. Конечно, было очень страшно, да еще надо было идти через мост, где немцы расстреляли 60 евреев и там их закопали под мостом. Потом меня перевели в Роговскую работать стрелочником. В начале марта 1944 года меня, как и многих других железнодорожников, командировали по приказу МПС в Молдавию на восстановление железной дороги. Ехали мы 4 месяца вслед за фронтом. Поезд был товарным, приходилось спать на нарах, сделанных в вагоне. Мы настелили листьев кукурузы и сена, это была наша постель. В этом вагоне ехали и мужья с женами, одинокие и парни и девчонки. Безобразия в это время не было, даже в головах не было такого безобразия, как творится сейчас. На станции Ярошенко (Украина) нас загнали в тупик в лесу. Там было много всяких железных бачков, оставленных немцами. Мы решили всем вагоном снять одежду с себя и прокипятить в этих баках, т.к. вшей в одежде ужас сколько было. После этого нас отправили дальше. Эшелон с Севера с такими же командировочными загнали в этот тупик и тут налетели немецкие самолеты и разбомбили этот эшелон. Очень много погибло людей. На станции Каменецк - Подольский нас выгрузили из вагона и мы там работали. Туда приехал и папа (так бабушка называла моего дедушку Севу) с казанской железной дороги. Там строили железнодорожный тупик. Папа с нивелиром и теодолитом рассчитывал тупик, а мы носили щебенку носилками и укладывали её в насыпь. Там мы и познакомились. Потом нас снова погрузили в товарный вагон и мы поехали дальше. В Бессарабскую мы прибыли в конце июня. Продуктов на базаре, кроме вина в бочках, не было. По приезде в Бессарабскую после освобождения от немцев в августе 1944 начались работы по восстановлению железных дорог. Война заканчивалась. Папу назначили сначала дорожным мастером, а потом инженером в тех.отдел в селе Карабуцены. Я работала табельщиком-счетоводом в гагаузком селе Дисгинжены. Когда я приезжала с отчетом, мы с ним встречались. На Кишиневском, Одесском и на Прутовском направлениях поезд шел со скоростью человеческого шага. Папа иногда не выдерживал этой скорости, когда ехал на восстановление железной дороги, вставал с поездом и шел рядом пешком. В это время вообще не было никакого транспорта, позже появились телеги с волами, еще позже с лошадьми, на них и добирались до места ремонта пути. Постепенно этот участок привели в порядок и поезда стали двигаться с нормальной скоростью. В 1945 году папу вызвали в КГБ и предложили работать на них. Тогда многим людей с высшим образованием предлагали работать у них. Папа долго не соглашался, потом попросил время для раздумий. Потом собрался с духом, пошел и сказал, что своей профессией он дорожит и после этого, наконец, оставили папу в покое. Одеть, обуть было нечего, папа ходил на работу в шинели с дыркой, а я в мелких галошах, и тогда мастер посадил меня и сказал: поедем за обувью. Мы поехали в Карабуцены к лесу, там, в штабелях лежали немцы, их потом сожгли, и мастер сказал мне выбирать сапоги, я расплакалась, тогда он подошел к убитому немцу, снял сапоги, и обул мне на ноги. А папа долго ходил на работу в этой дырявой шинели. В конце декабря 1944 года я приехала с отчетом в Бессарабскую и папа позвал меня к себе домой. К тому времени приехала его мама (Александра Дмитриевна), Толик ( брат) и Гапонов (отчим). Папа мне сделал предложение и мы остались вместе, но расписались только в апреле, т.к. до того времени не было ЗАГСов. В 1946 года родился Вова ( мой папа). И тут стал вопрос, что папа работает инженером, а диплома у него нет. Ведь всех студентов отправили на работу без защиты диплома. Поэтому папа поехал в ДИИТ для защиты диплома. Успешно защитил его в 1946 году, это тебе Вова было 8 месяцев. После родов я сильно болела, поэтому меня перевели на временную нетрудоспособность. Папа работал один, было трудно. Вскоре у меня здоровье восстановилось и я стала работать секретарем-машинисткой в ПЧ, а папа в техническом отделе - инженером. Жизнь была тяжелой. Еще была карточная система, продукты выдавались в ограниченном количестве и было голодно. В 1955 папа был назначен в Рыбницу, там случилось крушение, и папу перевели в Бендеры – зам. начальника дистанции пути, это Юре было 8-м месяцев. Так потихоньку после войны начиналась жизнь. Папу вновь назначили в Бессарабскую в должности заместителя начальника дистанции, потом и в должности начальником дистанции пути. Папа много сил уделял своей работе. Флаг трудовой славы всегда был поднят в честь Бессарабской дистанции пути. Папа никогда не ставил грань между рабочими и им, даже тогда шло у него совещание у него в кабинете, рабочие заходили и подписывали, чего не делали другие начальники после ухода папы на пенсию. О родословной папы не было разговора, т.к. время было неспокойное. Когда папа был на пенсии, к нам после работы заходили его сослуживцы и долго беседовали. Папа всегда мог организовать любой вечер, много праздников. Но на пенсию вышел, был доволен, что может спокойно отдохнуть


Поколенная роспись семьи Варич (моей бабушки)

I поколение Варич Кондрат ( мой прапрадедушка) – был старостой станицы Роговская, умер в августе 1925 года. Его жена Анастасия – бабушка, дата рождения и смерти неизвестна. Их дети: Евдокия, Вера, Федот.

II поколение 1. Евдокия Кондратьевна, замужем за Гарькушей Давидом, который был арестован на мельнице в 1937 году, с тех пор о нем ничего неизвестно. Дети – Валентина, Николай (умер 1937 году), Анатолий. 2. Вера Кондратьевна, замужем за Милащенко Иваном, жила в станице Ново-Джерлиевская. Дети: Валентина, Владимир, Нина - утонула в г. Ейске в 1976 году. 3. Федот Кондратьевич (мой прадедушка), 15 марта 1898 год – 9 сентября 1980 год, жил вместе со своим отцом Кондратом. Жена - Ульяна Даниловна (девичья фамилия Коваленко), 18 декабря 1898 года - 27 марта 1987 года. Их дети: Григорий, Михаил, Валентина, Нина, Мария.

III поколение 1. Григорий Федотович, 1917 года рождения, был призван в армию в январе 1938 года Тимашевским ОРВК, Краснодарского края, Тимашевского р-на, пропал без вести в мае 1943 года, звание красноармеец, воинская часть - п/п 505 377 АПР 2 К 1 д-н. 2. Михаил Федотович, 10 ноября 1918 года - 4 декабря 1941 года. Призван в армию в 1938 году Тимашевским ОРВК, Краснодарского края, Тимашевского р-на. Воевал в составе 8 связного батальона, воинское звание - солдат (рядовой), попал в плен 13.07.1941 под Витебском. Содержался в концлагере - шталаг XX C (312), лагерный номер - 5263. Погиб в плену в декабре 1941 г. в концлагере Stalag 312, похоронен – город Торунь (Торн), Польша, Торн-юг (русское кладбище). 3. Валентина Федоровна (Федотовна)(моя бабушка), 26 декабря 1928 года - 2 февраля 2011 года. Замужем за Симинским Всеволодом Ивановичем. Похоронена в деревне Молоково Московской области. Их дети: Владимир(мой папа) и Юрий Симинские ( мой дядя). 4. Нина Федоровна (Федотовна) 6 июля 1923 - 10 июля 1983 гг., замужем за Деминым Владимиром. Похоронена в ст. Роговская. Их дети: Елена и Татьяна Демины. 5. Мария Федоровна (Федотовна), замужем за Марковым Евгением Марковичем. Похоронена в Коломне. Их дети: Ирина и Тимур Марковы.

В связи с гибелью Григория и Михаила род Варичей прервался.

IV поколение Симинских (мои родители)

Симинский Владимир Всеволодович.

Симинская (Людимович) Валентина Вольдемаровна (жена).


Симинский Владимир Всеволодович (мой папа)

Родился 23.01.1946, Социальное положение - из служащих.Семейное положение - женат. Жена Симинская (Людимович) Валентина Вольдемаровна. Дети - Станислав (06.02.1970, г. Москва), Дарья (13.05.1980, г. Москва), Марина (06. 08.1985, г. Москва).

Находится в стадии написания.


Симинская (Людимович) Валентина Вольдемаровна

Родился 10.11.1947, Социальное положение - из служащих. Более подробно см. в "История семьи Людимович"


V поколение Симинских (мой брат)

Симинский Станислав Владимирович

Симинская (Политова) Татьяна Борисовна (жена).

Симинский Станислав Владимирович (мой брат)

Родился 06.02.1970, Социальное положение - из служащих. Семейное положение - женат. Жена Симинская (Политова) Татьяна Борисовна (первая жена). Дети - Борис (06.03.1994, г. Москва)


VI поколение Симинских (мой племянник)

Симинский Борис Станиславович

Родился 06.03.1994.

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты