Постоянные разделы Веб-квест.png Knopka setev2.jpg Shkaf knopka2.jpg Promknopka.jpg Masterklass.jpg ПОМОЩЬ.png Web202.jpg
Текущие активности Knopkaotchet.png Afgan2019.jpg AwesomeScreenshot-Wiki-2019-07-29-15-07-50.png Добрый гений Алексиня для кнопки.png Муми-мама для кнопки.png Хлеб-наш батюшка для кнопки.png

Статья:Не хлебом единым жив человек

Материал из Wiki-Сибириада
Перейти к: навигация, поиск

Содержание

[править] Авторы

[править] Руководитель

Карпова Лариса Витальевна

[править] Название исследовательской работы, сделанной в рамках конкурса Дети пишут историю родных городов и посёлков

Не хлебом единым жив человек: История нашей семьи

[править] Эпиграф

Анна Ивановна, Нина и Людмила Чернигины

Чернигин Иван Григорьевич 1944 г.

Чернигина (Усачёва) Клавдия Константиновна 1900 – 1975 гг.

Семья Усачёвых 1938г

Семья Чернигиных Иван Григорьевич, Клавдия Константиновна, старшая дочь Нина 1926 г.

Семья Чернигигых 1939 г.

Жемчужников П.Д.

Муковникова (Басалаева) Наталья Андреевна 1933г.

Елена Дмитриевна Басалаева 1958г

[править] Не хлебом единым жив человек

Жив памятью, памятью к истории страны, народа, рода, семьи. Выражение «моя родословная» уже прочно вошло в наш лексикон. Но совсем недавно многие люди, как будто очнувшись после тяжелого сна, в котором предавалась память о предках, решили восстановить или создать заново историю своей семьи, своего рода.

Конечно, рано или поздно, мы бы все равно пришли к осознанию необходимости изучения своей родословной, увещевания наших бабушки и мамы почти подвели нас к этому и мы решили всерьез заглянуть в «свои корни».

Изучать свою родословную можно бесконечно, как зима сменяется весной, затем приходит лето, осень и снова зима, так и семья - появляется ребенок, вырастает, женится, создаётся новая семья, рождаются дети... Работа по изучению родословной требует много времени, но это очень увлекательный процесс. Мы с особой бережностью и уважением, открывали страничку за страничкой семейных хроник - ведь это наша родовая история.

[править] Старенький дневник прадеда Чернигина Ивана Григорьевича

Начало нашей работе положил старенький дневник прадеда Чернигина Ивана Григорьевича.

Наши предки Чернигины в далёком прошлом были Воронежские крестьяне. В XVIII веке их выслали в Сибирь и в Северный Казахстан. Это были три брата. Один поселился в Акмоленске, второй в станице Новорыбенке, а третий – наш прапрадед Елисей в станице Пресновка. Когда у Елисея уже было двое детей, его призвали служить в казачье войско. Прослужив 25 лет полковым кузнецом, в 1877 году он вернулся домой, а через год в 1878 году у него родился сын Григорий Елисеевич. В 1885 году дед Елисей умер и Григорий в семь лет остался сиротой. Он вынужден был скитаться по чужим людям, пасти баранов. Став юношей, хотел пойти в казачье войско, но у него ничего не было, а казаку на службу нужно иметь своего коня и купить обмундирование. Пять лет он платил государству по 10 рублей каждый год за то, что не служил.

[править] Время идёт, как река течёт

Прошли годы службы. Не стал платить государству по 10 рублей, начал экономить деньги. В возрасте 30 лет обзавёлся семьёй. Родились дочери: Евгения, Парасква, Марианна, а потом сын Максим и Миша (Миша прожил 3 года и умер). В 1898 году родился наш прапрадед Иван Григорьевич Чернигин. Мама Анна Ивановна Чернигина плакала по Мише и говорила: «Хоть бы этот рос Иван!», а цыганка ворожила и говорит: «Нет, мамаша, не плачь. Этого малого и об дорогу не убьёшь».

Последней родилась Юлия Григорьевна (все ласково называли её Лёля). Жили бедно, в земляном домишке. В 1904 году построили деревянный дом из 3-х комнат, но прожили в нём не долго. В 1905 году был сильный пожар, сгорело 150 домов. Есть в мире поговорка, где тонко, там и рвётся. Но всё же построили другой дом, из 2-х комнат, а в 1910 году новый пожар, сгорели 115 домов. К счастью сгоревший дом был застрахован, на полученные деньги купили плохонький домик на другом краю станицы.

В 1918 году прадед Иван женился на Клавдии Константиновне Усачёвой.

Мать Клавдии – Докучаева Прасковья Дмитриевна (1870 – 1956), отец Усачёв Константин (1860 – 1946). Служил в царской армии. Был награждён Георгиевским крестом, который после 1917г. спрятал (закопал).

В хозяйстве было 2 лошади и 10 десятин земли. Занимались земледелием, сеяли пшеницу и рожь. В этом же году родилась первая дочь Нина Ивановна, она была очень похожа на деда Григория Елисеевича.

[править] Гражданская война

В 1919 году прадеда забрали в армию, шла Гражданская война. Хлеб, не убранный 15 десятин, ушёл под снег. На фронте прадед был не долго, заболел тифом. Выздоровел прадед, хотел жить спокойной, размеренной жизнью, но не всегда получается, так как хочешь. Время в стране было не спокойное. Период репрессий. В 1934 году Ивана Григорьевича приговорили к 4 –х летней ссылке в Тобольскую область в Макушинский район.

Шли годы, росла семья. Появились на свет Людмила, Анатолий, Галина и другие дети. Наступил 1937 год, семья Ивана Григорьевича, теперь уже большая 15 детей переехала в село Болотнинское, где и родилась наша бабушка Муковникова Альбина Ивановна. 1939 год – голодный год, с хлебом было плохо. Жили в маленькой землянке, Иван Григорьевич пристроил ещё одну земляную комнату. Хотя стены земляные, пол земляной, но все, же стало немножко посвободнее.

[править] Страшный 41-ый

Наступил страшный 1941 год. Болотное, конечно, далеко от линии фронта, но беда для всех общая. Из села на фронт ушли на фронт - 8916 человек, не вернулись - 4618. Отца Альбины Ивановны на фронт не взяли, т.к. в 1940 году он работал в артели «Металлес» и потерял два пальца правой руки, стрелять не мог. Он работал заведующим складом и завхозом одновременно, ведь почти все мужчины ушли на фронт. С хлебом тоже было плохо, пекли его наполовину с картошкой, очереди за хлебом были огромные, стояли по 12 часов и не всегда удачно, мало было хлеба. Хорошо, что в семье была корова. Хорошая, по 16 литров молока давала. Мама, Клавдия Константиновна, научилась печь хлеб из картошки. Испечёт в духовке, подрумянит, как настоящий. Вот такой хлеб кушали, молочком запивали. Конечно, всё это знает Альбина Ивановна со слов своих родителей. Сама она хорошо помнит послевоенные годы, свои детские впечатления. 9 мая 1945 года к ним домой прибежала старшая сестра Нина, она была старше Али на 21 год и уже работала учителем химии в школе. Она была очень радостная и возбуждённая, повторяла только одну фразу: «Ну, наконец, мы победили! Мы победили!», больше ничего вымолвить не могла. В городе (в 1943 году селу Болотнинскому был присвоен статус города) были народные гулянья, Алю туда не взяли, нечего было одеть.

[править] Самое страшное детское воспоминание

Самым страшным детским воспоминанием был арест матери. Её арестовали случайно. Шёл 1946 год. Кто-то написал донос на отца, будто бы он украл муку. Пришли милиционеры, обыскали весь дом, муки не нашли, вернее нашли чуть – чуть, маленький мешочек, меньше килограмма, но и её вытряхнули на пол. Отца дома не было, вот и арестовали мать. Клавдию Константиновну увели вместо мужа, дома остались младшие дети. Альбина вспоминает, как она лежала на столе, плакала, просила вернуть мать. Пришёл отец, узнав о случившемся, пошёл в милицию, через несколько часов мать вернулась, а отец вернулся только через два года.

[править] Об Альбине

В этом же году Альбина пошла в первый раз в первый класс. Чтобы спастись от сибирских морозов ей сшили пальто из солдатской шинели. Возвращавшиеся с фронта солдаты на вокзале продавали вещи. Красивое было пальто, но не было воротника. Какое зимнее пальто без мехового воротничка. В это время в гости из Омска приехал дедушка Константин. Альбина помнит, как он предложил сделать воротник из кошачьей шкурки, а кошечка у них была рыженькая красавица. Она наотрез отказалась, казалось, убедила дедушку. Правда, потом появился воротник на пальто, а кошка потерялась. Ещё ей купили гимнастёрку и юбку, там же на железнодорожном вокзале, 44 размера. Всё это было ей очень велико. Альбина не хотела носить такой костюм, но учительница в школе, понимая, что девочке одеть больше нечего, а родители больше ничего купить не могут, сказала, что ей очень нравится и она себе тоже такой купит и будет носить. Слова учительницы убедили девочку.

Купить вещи, ткани в первые послевоенные годы было практически невозможно. В домике, где жила семья было всего две кровати. На одной спали родители, на другой дети. Детская постель застилалась солдатской треугольной палаткой, защитного цвета, которая служила простынёю. Накрывались своими же пальто. Днем пальто, ночью одеяло. Даже старая клеёнка находила второе применение. Верхний слой мать обдирала, а из тканевой основы шила кому-нибудь из детей рубашку. Все учебники хранились в старом чемодане. Так как места в доме было очень мало, чемодан подвешивали к потолочной балке. Дети не только учились, но и любили поиграть в разные игры. Дом стоял на самом берегу Болотнинского пруда с необычным названием Водокачка. Из этого пруда брали воду и летом, и зимой. На льду Водокачки ребятишки катались на коньках, на «снегурках», они полностью были сделаны из прочной проволоки и проволочками прикручивались к валенкам, главное с помощью палочки покрепче затянуть их. Не отставала от других и Альбина, каталась быстрее всех, не заметила прорубь и упала в него. Домой сразу идти побоялась, ведь пальто намокло, только когда совсем замерзла, решилась сознаться родителям. В результате сильное переохлаждение, и воспаление. Долго проболела, и на следующий год второй раз в первый класс.


[править] Жили, конечно, скудно и голодно

Картошка выручала всех, сажали по 30–40 соток, ею спасались. Картофель выращивали и в огороде и на поле, за лесом. Пахали землю на корове, возили выкопанный урожай на ней же. Дрова, так необходимые суровой сибирской зимой рубить было нельзя, собирали в лесу валежник и вывозили домой опять же на коровке. Корова действительно была кормилицей и тягловой силой, очень выручала, даже спасала всю семью, а от нее, матушки, надо еще и план сдать: вечернее молоко отнесут в отделение, а утреннее – себе. Кроме молока государству сдавали с одной коровы и 6 кг масла. Косить сено также запрещалось. Заготавливали на корм скотине осоку и камыш, болотные кочки. В хозяйстве были курочки, они также облагались налогом – необходимо было сдавать яйца и даже шкуру от поросёнка. В 1948 г. ставки сельхозналога были существенно увеличены. В ответ на бесконечные повышения налогов крестьяне были вынуждены сворачивать личное приусадебное хозяйство, выращивать меньше картофеля и овощей. В Новосибирской области с 1 июля 1948 г. по 1 января 1949 г. поголовье коров сократилось на 29 тыс., свиней - на 10 тыс.

Помнит Альбина Ивановна постоянное недоедание. Ведь уже и после войны, и голода 1946 – 1947 годов им приходилось картошку на сковороде «жарить» на воде. Мяса досыта не ели, только по праздникам. До сих пор не любит она пшённую кашу, наелась досыта в детстве. Просо сеяли на поле за лесом, осенью жали серпом, привозили домой на той же корове. Дети на стиральной доске сжатое просо «обивали» (тёрли целый день, чтобы отделить зёрнышки). После этого отец возил пшено на мельницу «рушил» его, т.е. чистил от шелухи. Мать варила густую пшённую кашу, запекала её в духовке и резала вместо хлеба, подавала к обеду. Других круп не было. В Сибири они не росли, а в магазинах купить ничего нельзя было. Были семьи, которые жили ещё хуже, особенно те, где мужчины не вернулись с фронта. Особым деликатесом была печёная картошка. Для её приготовления чисто мыли плиту, картофель резали кружочками и пекли на раскалённой докрасна плите, казалось очень вкусно. Старшая сестра Людмила училась в Новосибирске в медицинском институте на фармацевтическом отделении, жила в общежитии. Для неё мать делала другой «деликатес» - сушеная картошка, почти чипсы. Сушили картофель в русской печи помногу, по целому мешку. Студенты мединститута эту сушёную картошку и варили затем, и жарили. В послевоенные годы люди ели всё: лебеду, крапиву, саранки, другие съедобные травы, собирали ягоды и грибы (сыроежки съедали на месте в лесу ), молодые сосновые веточки. Хлеб пекли из лебеды, чуть добавляя чёрную муку. Да и лебеда в засуху росла слабая, была нарасхват. Суп тоже варили из лебеды или крапивы, заправляя его молоком. Воду брали из пруда. Те, кто работал, по месту работы получал паёк – 400 граммов хлеба на работающего человека, их кормили из общего котла баландой (супом из кипятка, в который заливали разведённое в воде жиденькое месиво из муки и воды, заправленным немного жиром). Ещё это суп называли – затируха. Иждивенцы получали 200 граммов хлеба, дети – 150 граммов. Хлеб был чёрный и сырой.

Сталин пришел к необоснованному выводу, что размеры личных подворий слишком велики и это отрывает их от работ. 19 сентября 1946 г. Совет министров СССР и ЦК ВКП (б) приняли постановление « О мерах по ликвидации нарушений Устава сельскохозяйственной артели в колхозах». В соответствии с этим документом размеры приусадебных хозяйств были урезанны. За короткое время Советскому Союзу в целом в «общественную собственность» было возвращено свыше 7 млн. гектаров земли. В Новосибирской области только осенью 1946 г. у крестьян было изъято свыше 28 тыс. гектаров. Производство продукции в личном подворье крестьян резко упало. Семья Альбины после этого постановления потеряла большую часть огорода. Пострадали и соседи. Огороды «обрезали» и сделали маленькие односторонние улочки. Младшая сестра прадеда Ивана Григорьевича Юлия (Лёля) вышла замуж за Павла Дмитриевича Жемчужникова. Он был в буквальном смысле большой: почти саженного роста, плотный, кряжистый, с величавой, посеребрённой головой на широких плечах.

[править] Павел Дмитриевич Жемчужников

Настоящий русский богатырь! Но не физической силой славен этот человек, а своей многолетней, плодотворной просветительской деятельностью, активным участием в жизни. Павел Дмитриевич Жемчужников родился в 1905 году в селе Румянцево Симбирской губернии в семье священника. В 1925 году окончил школу 2-й ступени и начал работать учителем начальных классов. Одной из самых трагических страниц в истории поволжской деревни явился голод 1920 -30-х годов.

Известно, что в голодающих районах из-за отсутствия нормальной пищи люди вынуждены были питаться суррогатами, и это приводило к росту смертности от болезней органов пищеварения. Многие люди вынуждены были уехать из родных деревень. Павел Дмитриевич также покинул родные места. В Пресновке была однокомплектная школа, которая находилась в маленькой ветхой избёнке. Теснота, полумрак, подслеповатые окна едва пропускали в комнату солнечные лучи. Но зато по душе пришлись первые ученики – босоногие любознательные мальчишки и девчонки.

В 1937 году Павел Дмитриевич окончил экстерном Барнаульский учительский институт,приехал в Болотное и работал учителем русского языка и литературы в школе № 23. Когда листок календаря с этим числом, невольно вспоминается уже далекий 1941 год, быть может, самый трагический, но и самый героический не только в Советской, но и многовековой истории нашего Отечества.

3 августа 1941 году Павел Дмитриевич ушёл на фронт. 20 октября принял присягу. Декабрьские морозы не давали двигаться быстро. Но воины шли и шли вперёд. После победы под Москвой Павел Дмитриевич продолжил свой боевой путь. Их дивизия была переброшена под Сталинград, где принимала участие в ожесточённых боях. Последнюю военную зиму Павел Дмитриевич встретил в Прибалтике. Здесь была прижата к морю крупная Курляндская группировка врага. В группировке было более 200 тысяч гитлеровцев.8 мая 1945 года часть, в которой воевал Жемчужников, подняли по тревоге и отправили в сторону переднего края.…Погода была чудесная, ни одного облачка. Только искалеченные деревья, разрушенные хутора, да израненные снарядами поля напоминали о войне. В небе появились советские самолёты, они сбрасывали листовки, написанные на русском и немецком языках, в них сообщалось, что немецким войскам отдан приказ капитулировать. Радость охватила всех. Неужели это конец войны, которого ждали долгие годы. День Победы Павел Дмитриевич встретил в Прибалтике, в Риге. За Боевые заслуги он награждён 12 орденами и медалями, в том числе орденом Красной Звезды.

[править] Забытое село Басалаево

В 1959 году Альбина Ивановна вышла замуж за Муковникова Виталия Васильевича. Его мама, наша прабабушка Наталья Андреевна Муковникова (Басалаева) родилась в нигде не упоминаемом ныне селе Басалаево, которое, по словам Гарина-Михайловского, пошло от екатерининского солдата с такой фамилией и населено было сплошь Басалаевыми.

По свидетельству старожилов, вырисовывается, будто село Алаево, как бы вырастающее из Варюхино и продолжающее его, раньше называлось Басалаево. В нем и сейчас живут несколько семей с фамилией екатерининского солдата. В нашей семье из поколения в поколение передаётся легенда, о том, что наша прабабушка Елена Дмитриевна, когда ей было 18 лет, служила на ямщицкой стоянке, подавала обеды проезжающим людям. А прадед Басалаев Андрей, проезжая по Московскому тракту, он был купцом, остановился там отдохнуть и сменить лошадей. Будучи человеком в возрасте, давно решил обзавестись семьёй, но ни одна девушка не нравилась ему. Увидев Елену, Андрей полюбил её с первого взгляда и, не смотря на разницу в социальном положении, женился на ней. Они переехали в Босалаевку. У них родились Афанасий, Борис и Наталья.

[править] Прадед Муковников Василий Митрофанович

Прадед Муковников Василий Митрофанович в 1941 году был призван на фронт из города Чимкента, куда они уехали в 1940 году. Наталья Андреевна вернулась в Болотное, где и прожила до 1970 года, потом переехала в город Бердск. Василий Митрофанович погиб 9 июля 1942 года в районе Козинки Курской области.

Наталья Андреевна воспитала двоих детей Виталия Васильевича (нашего дедушку) и Галину Васильевну, прожила 94 года. Альбина Ивановна Муковникова живёт рядом с нами. Мы любим встречаться с ней и со своими родственниками, разговаривать, набираться жизненного опыта. Есть у кого получить необходимую поддержку в трудную минуту. Семья – это самое дорогое, что есть у каждого из нас.

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты