Постоянные разделы Веб-квест.png Knopka setev2.jpg Promknopka.jpg Masterklass.jpg ПОМОЩЬ.png Web202.jpg
Текущие активности Knopkaotchet.png Knopkaperemenka.jpg Knopkakalendar2.jpg Knopkklad.jpg Knopkadnev.jpg Shkaf knopka2.jpg

Статья:Древо рода

Материал из Wiki-Сибириада
Перейти к: навигация, поиск

Содержание

Автор

Руководитель

Название творческой работы, проведенной в рамках конкурса

Древо рода: Повесть о любви и трудной доле Шишкиных Фотея и Анны

Жизнь всех людей на Земле образовывает исполинское Древо Рода

С давних времен пришло к нам поверье о том, что жизнь всех людей на Земле - прошлых и современных поколений - образовывает исполинское Древо Рода. Наши предки верили, что Древо человеческого рода начало разрастаться от первых людей - Адама и Евы. Они стали его первым ростками. И так же, как из маленького стебелька начинает расти деревце в лесу, так и Дерево человеческого рода становится все более большим и большим. Ведь с рождением каждого нового человека на нем прибавляются и новые веточки.

Нет такого народа или рода, который бы не имел на Древе Рода своей ветви или веточки. Свой маленький листочек на нем имеет любой из нас. Наверное, сегодня очень тяжело было бы изобразить дерево всего рода человеческого так, чтобы вспомнить на нем всех людей, все поколения.

Дерево моей семьи

Но дерево своей семьи можно создать. Благодаря ему мы сохраним память о своих предках, узнаем больше о поколениях, которые жили до нас.

Наш род довольно большой. Я не могу рассказать обо всех, но все же постараюсь сказать доброе слово о тех, с кого началась моя родословная.

Моя родословная по линии папы очень интересна. Благодаря моей прабабушке Архиповой Вере Матвеевне, я узнал так много важного из истории своей семьи, из истории Маслянинского района (о существовании деревень и заимок, которых уже давно нет).

Семья Шишкина: Начало 20 столетия

На Шишкинской заимке Маслянинского района много-много лет назад проживала семья Шишкина Федора Прокопьевича. Федор Прокопьевич был мужик зажиточный. Сам, жена Варвара Лукьяновна, дочь Настасья и три сына. У Афанасия и Платона были уже свои семьи. Только младший Фотей подумывал жениться. Но не было еще невесты.

Хозяйство у них было большое - 10 коров, табун лошадей в 12 голов, свиньи и разная домашняя птица. Огород был без малого 6 десятин. Своей семьей не успевали сделать всю работу, и поэтому нанимали работников в поле. Женщинам на помощь приходили из соседнего села. Работали кто за зерно, кто за деньги, а кто и за отрез ситца сатина себе на сарафан, детишкам на рубахи.

1900-е годы выдались урожайными. Было что везти на мельницу, и на продажу оставалось с избытком. Продавать товар возили на ярмарку, что открывалась перед Рождеством в большом селе Маслянино. Караваи хлеба, кадушки с квасом и варенцом, мясо вяленое да свежезарезанный барашек, сало, завернутое в холстинку, да корзина яиц. Еще крупа да сахар, да масло топленое в туесе.

Деревня Перелешино: Семья Власа Ивановича

А по берегу реки Кинтереп раскинулась деревня Перелешино. Местность была холмистая. Рядом стеной стояла тайга. На холмах родилось много клубники, а в тайге была малина, смородина и грибы. По целому лету женщины и ребятишки заготавливали грибы и ягоды. В деревне основными жителями были старообрядцы. Настоятель церкви Кудрявцев Влас Иванович - мужик рослый, с окладистой бородой, имел семью большую. Жена Анастасия Петровна, сыновья Ерофей, Тимофей и младшая дочь Анна, девица на выданье, 18 лет. Статная, с косой ниже пояса, она была любимицей всей семьи. Особенно братья души в ней не чаяли, хотя имели свои семьи. С каждой ярмарки привозили Анне дорогие подарки: шелковые сарафаны, кашемировые платки, сапожки. И золотых украшений у девушки было много — кольца, серьги. Любила Анна Власьевна наряжаться. Заглядывались на нее парни, многие сватались. Но жалко родителям расставаться с дочерью, да и самой еще никто не пришелся по сердцу. Держал Влас Иванович большое хозяйство: лошади, коровы, овцы, свиньи. Имел также большие наделы земли и покосы.

По вечерам собиралась в молельном доме вся большая семья и многие жители деревни. Уважали Власа Ивановича. Никого он не обижал, помогал словом и делом. Была у Власа Ивановича большая пасека. Когда наступало время медогона, со всей округи собирались ребятишки отведать свежего медку.

В этот, 1906 год, урожай хлеба случился небывалый. Полные амбары зерна, муки намололи вдосталь. Ждали Рождества Христова. Перед этим праздником ездили на ярмарку в село Маслянино, продать излишки зерна, мясо и мед.

Знакомство на ярмарке

Всегда на ярмарку просилась и дочь Анна. Но раньше ее не брали с собой, а в этот раз отец решил взять. Именно на ярмарке и познакомились Анна и Фотей. Он был знаком с братьями Анны - всегда встречались на ярмарке, да и заимка, где он жил, находилась в 5-ти верстах от Перелешино. Влюбились друг в друга, а через год и свадьбу сыграли.

Шли годы. Анна и Фотей жили в любви и согласии. Вот только много бед на них свалилось. Родились двойняшки - мальчик и девочка, но, не прожив и месяца, скончались. Тут новая беда — умерла Анастасия Петровна. Долго убивались Анна и Фотей, сколько горючих слез было пролито. Но как говорят: «Беда не приходит одна». Родилась еще девочка и тоже прожила недолго. Вся семья горевала. Влас Иванович с сыновьями и снохами много времени проводили в молитвах.

Первая Мировая война

Наступил 1914 год. Началась Первая Мировая война. В глухих деревнях мало что о ней знали. Газет не было, радио тоже. Только кое-какие слухи доходили. У Фатея с Анной снова родилась дочь. Назвали Еленой. Берегли как зеницу ока, не дали ветру дунуть. Не могли нарадоваться.

Но пришла черная весть. Забирали мужиков на фронт. Не миновала беда и семьи Шишкиных и Кудрявцевых. Всех молодых мужиков забрали. Анна глаза выплакала, провожая мужа и братьев. Остались одни старики и женщины с ребятишками. Ждали, что вернутся мужья, станет легче. Но не хватало сил. Кормов заготовили мало, хлеба намолотили столько, чтоб только самим прокормиться.

Редкие весточки приходили с фронта. Грамоте не были обучены -Фотей еле нацарапает, а Анна читать идет к отцу. Тот был грамотным, хотя в школе не учился. Как - то самоучкой получилось. Школы в деревне отродясь не было. Из этих весточек узнавали, как трудно на войне. Голод, одеты кое-как, вша заедала.

Фотей попал на границу с Пруссией в Новогеоргиевскую крепость. На момент начала компании 1914 года крепость играла большую роль в защите границы. Но весной 1915 года войска Германии прорвали оборону по берегам Вислы, и началось великое отступление. Новогеоргиевску была дана задача: стоять до конца. И стояли. Тяжёлого оружия почти не было, заканчивались патроны. Верные своему слову и присяге на верность Царю и Отечеству, солдаты 9 дней защищались. Из 12 тысяч солдат и офицеров большее число погибло. Остальные были взяты в плен и отправлены в германский лагерь Бланкербург.

Плен

Был взят в плен и Фотей Шишкин. Пленных поселили в неотапливаемых бараках. Наступила холодная осень. На работу гоняли за 5 верст. Многие не могли дойти с работы до барака, падали, их тут же добивали конвоиры. Питание было двухразовое - утром хлеб с водой -вечером жидкая баланда с куском того же хлеба.

Ложились спать по нескольку человек на одни нары, для тепла. Утром могли найти рядом с собой умершего. Начался тиф. Тут уже конвой боялся подходить к пленным и их не стали гонять на работу. Кормить стали и того хуже, но принимали посылки из дома. Анна стала посылать Фотею сухари и сало соленое.

Братья Фотея и Анны воевали на других фронтах и уже вернулись. Не могли только дождаться Фотея.

Из лагеря стали отправлять безнадежных. Фотей, благодаря посылкам и молитвам близких, был почти здоров. И он решил схитрить. Расковыривал на теле ранки и мазал их керосином. Ранки краснели и воспалялись. Однажды доктор, осмотрев Фотея, поставил диагноз - оспа, и Фотея отправили домой. Довезли до границы, а там - добирайся, как хочешь.

Фотей шел, где пешком, где подвозили на лошадях добрые люди. Кормился тем, что добывал на полях овощи, колол дрова, чинил крыши. За это люди давали какую-нибудь еду. Было тяжело, но сердце радовалось, что уже на своей земле, скоро будет дома.

Анна тем временем не получала от него весточки и думала, что больше уже никогда не увидит своего мужа.

Снова дома

И только весной 1921 года Фотей добрался до своего дома. Худой, изможденный, но живой. Зажили Фотей с Анной как прежде. Рождались дети. Было и горя много. Из двенадцати детей выжило только шестеро - Елена, Евфстафий, Матвей, Олимпиада, Елисей и Васса. Семья увеличивалась. Одним хозяйством было не прожить, и Фотей Федорович пошел работать на драгу. Недалеко стояла деревня Лутанка, там на реке Кинтереп добывали золото.

Позже с Фотеем стала работать и Елена. Небольшого росточка, но проворная, она ничем не уступала взрослым. Деньги платили хорошие. Анна с младшими по хозяйству управлялась. Фотей, как будто хотел наверстать упущенное, задаривал подарками детей и жену, старался сделать их жизнь легче и радостней. И сам радовался. Хозяйство пошло в гору, добра нажили немало. Работников уже не нанимали, Евфстафий и Матвей помогали пахать и сеять, убирать хлеб и ставить сено.

Коллективизация: Голод

Но вот началась коллективизация. Разорили хозяйство. Угнали скот на общий двор, увезли инвентарь. Сундуки и те перевернули, забрали всю добротную одежду, обувь, ткани. Амбары подмели подчистую. Не мог пережить такое отец Анны Влас Иванович - скончался. Родителей Фотея сослали как кулаков в Нарым. Припомнили, что они держали работников. Сыновей же не тронули, посчитали, что работниками они в колхозе будут хорошими. Но никто из братьев Анны и Фотея не пошел в колхоз. Работали тоже на добыче золота. В эти годы они узнали, что такое голод. Очень трудно жилось.

Возвращение Варвары Лукьяновны

А почти через 3 года вернулась к ним и Варвара Лукьяновна, но уже одна, без Федора Прокопьевича. Умер он в Нарыме. Варвара Лукьяновна рассказывала, что в Нарым их везли в товарных вагонах. Еды не давали. Привезли в глухую тайгу, сгрузили на какой-то станции. Дали топоры, пилы и немного гвоздей. Также муки, крупы, соли и сказали: «Стройтесь сами, живите, как хотите. Довольно попили нашей кровушки». Стали ссыльные строить землянки. Кое-как выкопали землянку без окон. На печь кирпича не было - собирали по берегам речки камни и сложили каменку, как в черной бане. Дым выходил в отдушину, которую потом затыкали тряпьем, чтоб не выходило тепло.

После нескольких дней работы Федор Прокопьевич слег да так больше и не поднялся. Варвара Лукьяновна сама корчевала пни, заготавливала дрова. Зима была лютой. Люди умирали от голода и простуды. Варвара научилась ставить петельки на зайцев и на рябчиков. Зверя и птицы в лесу было полно. Хлеб стряпали пополам с сосновой корой и от этого мучились животами. Здоровье Федора Прокопьевича становилось хуже и хуже, хотя жена подкармливала его лучшими кусочками. Варила бульон из птицы и зайчатины.

Пришла весна. Варвара Лукьяновна раскопала землю, вручную посеяла зерно. Ждали, что с приходом весны к Федору Прокопьевичу придет и здоровье, но так и не дождались. Скончался тихо во сне.

Похоронила мужа Варвара Лукьяновна с помощью соседей. А через 2 года вышло послабление: кто мог, отправлялись по домам. Решилась и Варвара Лукьяновна. Шла где по железной дороге, где - полем или лесом.

В то время люди сами голодали. Кто же побогаче, те отказывали в помощи. Ночевать иногда пускали то в баню, то на сеновал, а то и в избу. Когда стало совсем тепло, ночевала в лесу. Встречала много людей, которые тоже добирались домой, как и она. Какое-то время шли вместе, но когда человек не один, то боялись пускать на ночлег и поесть не давали. Приходилось снова идти одной.

Тяжкое воспоминание

Одно из воспоминаний этой долгой дороги домой до самой смерти мучало Варвару Лукьяновну. Однажды теплым летним днем она услышала детский плач за кустами, пошла туда и увидела страшную картину. Лежала мертвая женщина, а около нее ползала девочка месяцев шести-семи. Мухи и комары облепили мать и ребенка. Схватила Варвара девочку. Напоила водичкой, что была у ней с собой, размочила сухарик, накормила. Обмыла из лужицы дождевой водой, завернула в чистую нижнюю рубаху и девочка уснула. Что было делать? Схоронить женщину сил не было. Наломала веток, нарвала травы, укрыла и, взяв девочку, пошла. Шла Варвара Лукьяновна, руки оттягивал ребенок, от голода тряслись ноги. Знала, что с ребенком до дома не дойти.

На пути попалось большое село. Варвара Лукьяновна постучала в крайнюю избу, спросила, не терялась ли женщина с ребенком? В другом доме покормили, дали с собой молочка и отправили. Пошла она за околицу, увидела домик небольшой и стала наблюдать. Из дома вышли хозяин с хозяйкой, еще не старые, стали управляться по хозяйству, встретили из пастуха корову. Дождалась Варвара темноты, еще раз накормила девочку и подошла тихонько к крыльцу. Положив девочку на крыльцо, благословила ее и быстро пошла прочь. Горевала, но надеялась, что не бросят добрые люди. До самой смерти помнила Варвара девочку и все думала о том, как сложилась ее судьба.

На Дальний Восток

К тому времени старшие сыновья и дочь уехали искать лучшую жизнь и обосновались на Дальнем Востоке. До глубокой старости дожила Варвара Лукьяновна с Фотеем и Анной.

Шли годы. Дети Фотея и Анны обзавелись семьями, нарожали им внуков. К тому времени Фотей и Анна построили избушку на отшибе деревни Ясная Поляна, или еще назывался колхоз «Смычка». Держали большую пасеку, небольшое хозяйство. Работали от зари до зари. На летние каникулы приезжали внуки. Им здесь очень нравилось, ведь рядом лес и речка.

В 1961 году «Смычка» соединился с деревней Александровкой, а потом и совсем распался. Но Фотей Федорович и Анна Власьевна еще долго жили на пасеке. По-прежнему их навещали дети и внуки.

Долгая жизнь и много внуков

Жители села Егорьевск, проезжая мимо пасеки, особенно зимой в лютые морозы, останавливались обогреться. Всем находилось доброе слово и горячий обед. Фотей Федорович и Анна Власьевна дожили до девяноста с лишним лет. Похоронены на кладбище в деревне Александровка. Детей уже тоже нет в живых. Но много внуков и правнуков.

Некоторые известны на весь район. Например, Курочкина Валентина Амосовна проработала акушеркой более тридцати лет. Югрин Валерий Амосович многие годы был руководителем хора в Маслянинском Доме культуры.

Мы живы, пока живем в памяти родных

Вот и закончилась повесть о любви и трудной доле Шишкиных Фотея и Анны, но в памяти внуков и правнуков они еще долго будут жить.

Заключение

Это небольшое исследование - только начало познания моей семьи, моего рода. Это очень нужное и увлекательное занятие.

Есть народное выражение: «помнить до седьмого колена». Колено - это одно поколение рода. О том, кто помнит о своих предках до седьмого колена, можно сказать, что он знает свой род очень хорошо. Ведь каждый человек -это первое колено, его родители - второе колено, дедушка и бабушка - третье колено, прадеды и прабабушки - четвертое... Знать род до седьмого колена, значит, знать далеких своих предков, с которых начинается родословное древо.

Довольно каждому из нас углубиться в историческую память своей семьи, чтобы понять - древо рода развесистое и большое. В нем объединяются представители разных семей, переплетаются живыми ветвями, чтобы продолжить свой род.

Исследовать древо своего рода интересно. Ведь больше узнаешь о том, чем занимались твои предки, сколько детей имели, какие поступки осуществляли, как их звали.

Начинаешь чувствовать, что ты на этой Земле не один. Начинаешь понимать свою ответственность перед предками за свои поступки.

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты