Постоянные разделы Shkaf knopka2.jpg Веб-квест.png Knopka setev2.jpg Память-сибири-1.png Masterklass.jpg ПОМОЩЬ.png Web202.jpg
Текущие активности Knopkakalendar2.jpg Knopka dostoevsky.jpg Knopkapisal.jpg Knopkaprava.jpg Knopkahello.jpg Логотип горизонт обрез.jpg Knopkahistory.jpg Knopkastory.jpg

Статья/Колывань купеческая

Материал из Wiki-Сибириада
Перейти к: навигация, поиск
tux
Избранная статья


Содержание

Название конкурса

Конкурс Музей сибирской старины

Населенный пункт (город/район/область/край)

Колывань, Новосибирская область

Автор/авторы

Обыденников Андрей

Колывань купеческая

Немного о купечестве

Введение

История современной Колывани начинается с Чаусского острога, который строился для обороны южной границы Российского государства в Западной Сибири от набегов кочевников. Чаусский острог был переименован в Колывань в 1796 году. Позже (в 1822г.) Колывань была преобразована в губернский, а потом в окружной город Томской губернии. В середине 50-х годов XIX века Колывань была перенесена на 7 километров на юг на место нынешнего ее расположения. Под новый город Колывань была отведена территория площадью в 3,5 раза больше, чем в старой Колывани. Отвод территории для нового города на сохранившихся чертежах 1830-1831 годов очертил территорию площадью в 331 десятин 116 кв. саж. (361 га). Компактный участок, расположенный на возвышенном месте, ограниченный с востока живописным изгибом и крутым склоном реки Чаус, а с юга, запада и севера – прямыми отрезками линий широтного и меридианного направлений, пересекался по диагонали Московским трактом. План нового города был «прожектирован» томским архитектором, коллежским асессором К. Турским и представлен 27 марта 1834 года. На подлинном плане «собственною Его Императорского Величества рукою» написано: « Быть посему. Николай. 26 октября 1834 года. План города в виде крупной прямоугольной сетки кварталов, ориентированных с юга на север и с запада на восток ( с отклонением на 11 градусов) не учитывал направление и характерный изгиб Московско - Сибирского тракта на этом участке и сложившуюся нарезку улиц деревни Мельниковой. По проекту предполагалось сформировать три городские площади – Соборную и две приходских, квартал под общественные учреждения: Думу, почту, полицию, присутственные места, училище, а также кварталы с усадебной застройкой, где было намечено нарезать 779 участков.

Кварталы предполагались в основном прямоугольные 80 * 105 и 80 * 157,5 саженей (соответственно 170,7 * 224 м и 170,7 * 336 м). Размеры участков в кварталах проектировались трех типов: 17,5 * 25 саженей, 17,5 * 40 и 15 * 35 саженей (соответственно 1991, 3005 и 2390 кв. м). Размеры Нижней приходской площади были 110 * 135 саженей, Верхней приходской – 120 * 135 саженей и Соборной – 120 * 187,5 саженей.

Ширина улиц была определена в 15 саженей (32 м), с главной улицы, впоследствии названной Московской - 25 саженей (53,5м). В юго-восточной части города должна была разместиться городовая больница а в северо-восточной – военный лазарет. Восточная часть территории отводилась под кварталы мастеровых людей. Западный въезд в город предполагался по улице, которая позднее получила название Московской, а северный – по Покровской (ныне Революционный проспект).

План 1834 года был сделан с большим запасом, так как предполагалось дальнейшее развитие города. Именно на основе этого плана и была впоследствии сформирована сохранившаяся доныне планировочная структура Колывани с четкой прямоугольной сеткой улиц. Из документов Государственного архива Томской области известно, что 1845 году Каинский окружной землемер Скоробогатов отводил места под строительство домов первым жителям: семи младшим чинам колыванской воинской инвалидной команды» и восемнадцати мещанам. Однако перенос города сильно затянулся, поскольку жители не хотели переезжать на вновь отведенную территорию.

К 1858 году из села Чаусского в Колывань уже были полностью перемещены присутственные места, в том числе Колыванская почтовая контора. Последовательность возведения домов удалось восстановить на основании составленных в 1867 году и сохранившихся в Новосибирском государственном архиве рекрутских списков жителей Колывани.

В них фиксировалось оседлость (или неосёдлость) семьи, владение недвижимым имуществом, номер принадлежащего семье участка земли в соответствии с их нумерацией на «высочайше утвержденном» плане, а также дата получения разрешения на строительство дома и год его постройки. Этот документ помог понять, что первые дома новой Колывани строились в южной и юго – восточной части отведенной территории вблизи деревни Мельниковой, обходя овраги, нисходящие к реке Чаус.

Город рос и развивался. Застройка Колывани со второй половины 70-х годов XIX века велась в соответствии с «Общими правилами для частных построек в городах», изложенными в Строительном уставе и Российском гражданском законодательстве, а также согласно «Обязательном постановлениям для жителей Колывани об условиях частных построек». Купцы, занимая высокие посты в городском управлении, часто брали на себя расходы по содержанию городских школ, училищ, лечебниц. На средства Кирилла Климовича Кривцова в 1876 году были построены два придела к собору Святой Живоначальной Троицы, а в 1887 году — церковь во имя благоверного великого князя Александра Невского. Его же усилиями был выстроен и деревянный дом, в котором размещалось открытое в феврале 1872 года приходское училище для девочек. Купец Евграф Александрович Жернаков, являясь попечителем церковно-приходской школы, подарил школе здание при храме Александра Невского. Купец 2-й гильдии почетный гражданин города Колывани Пастухов Гаврила Иванович в 1880 году построил здание городского двухклассного училища для мальчиков, попечителем которого он состоял, а в 1890 году — церковь Покрова Пресвятой Богородицы и дома для священников этой церкви.

Купцы первыми стали строить каменные особняки в Колывани. Центральные улицы города на глазах меняли свой облик. В 1889 году на улице Покровской (ныне – Революционный проспект) появился роскошный особняк купца Гаврилы Ивановича Пастухова. В 1895 году на Купеческой улице (современная улица Советская) был возведен дом купца Федора Кирилловича Кривцова, тремя годами позднее на той же улице Покровской – дом купца Николая Тимофеевича Орлова.

Деревянные дома купца Ивана Ивановича Кроткова на улице Купеческая (Советской), прасола (оптовый скупщик скота и разных припасов (мяса, рыбы) для перепродажи), Владимира Ефимовича Паисова на улице Покровской (Революционный проспект), мясника Дмитрия Михайловича Титова на углу улиц Ивановской (Ленина) и Большой Мещанской, прасола Афанасия Герасимовича Лапина на улице Озерной (Кирова) стали подлинным украшением Колывани. Наряду с богато украшенными домами имелись и другие (особенно на окраине), которые мало чем отличались от сельских изб с их типичной планировкой «клетью» или «связью».

Язык архитектурных форм того времени, включая символику узоров и их орнаментов, ритмику деталей дома, было неразрывно связан с мировоззрением горожан, с их духовным устроением. Место, выбранное для жизни, освящалось. А завитки, узоры, орнаменты, архитектурных деталей дома не только украшали жилище, но и оберегали внутренне пространство дома, служили признаками благополучия.


Сохранившееся градостроительное и архитектурное наследие этого периода – строгая регулярная планировка, широкие улицы, каменные купеческие особняки, богато декорированные деревянные избы – на долгие годы вперед определило облик Колывани.

К сожалению, развитие города не получило логического завершения. Дальнейшие изменения в жизни города были связаны с революционными и постреволюционными событиями. На улицах еще стояли те дома с деревянными и каменными узорами, так же возвышались купола церквей, но «муниципализированные» и приспособленные под новые функции (госучреждения, «детгородки») они несли уже иное содержание и потому перестали быть понятными. Жители постепенно разучились понимать символику города и стали привыкать к безадресной архитектуре.

В 1925 году, постановлением ВЦИК Колывань была преобразована в село и стала административным центром Колыванского сельского района.

На улицах ещё стояли те же дома с деревянными и каменными узорами, так же возвышались купола церквей, но «муниципализированные» и приспособленные под новые функции (госучреждения, «детгородки») они несли уже иное содержание и потому перестали быть понятными. Жители постепенно разучились понимать символику города и стали привыкать к безадресной архитектуре.

Муниципализированные дома купцов


Утрата сущности купеческого города магически отразились в наименовании улиц. Купеческая стала Советской, Ивановская – Ленина, Жернаковская - К. Маркса, Покровская – Революционным проспектом, Приходская – Крестьянской (позднее Соловьева), Большая Мещанская – О. Жилиной, Малая Мешанская – Пролетарская, Озерная – Кирова, Верхняя – Коммунистической. Так постепенно происходила замена смыслов городского пространства и утрачивалось прежнее духовное содержание города. Это усугублялось идеологической борьбой с религией и попранием православных традиций. В ночь на 1 февраля 1932 года произошёл пожар в Свято – Троицком соборе. Из – за угрозы обвала были сняты колокола, а само здание было отдано под школу механизации (позднее в бывшем храме размещались кинотеатр, дом культуры, ярмарка). Десятилетия спустя была стерта с лица земли и церковь во имя Пресвятой Богородицы.

Так, утратив былой дух и «забыв гордое родословие», Колывань к началу 40-х годов превратилось в крупное советское село с агроучастком и несколькими кустарными предприятиями.

Оставшееся вне сети транзитных связей, без надёжного круглогодичного транспортного сообщения с новым, быстро растущим региональным центром г. Новосибирском, село Колывань, по выражению М. Никитина, превратилось в «музей сибирской старины». Численность населения оставалась стабильно низкой - 7220 человек по переписи 1939 года.

В отличие от других сибирских поселений, в годы Великой Отечественной войны в Колывани не было развёрнуто военных производств, поэтому её планировочная структура практически не изменилась. Застройка Колывани советского периода до войны и в первые послевоенные годы велась в пределах красных линий, определенных первым историческим планом 1834 года. Новые дома замещали обветшавшие деревянные строения прошлого века или уплотняли фронт застройки по улице.

Со строительством в начале 70-х годов короткой и надежной дороги через Кудряшовский бор, организацией регулярной автобусной связи обозначались тенденции включения её в формирующуюся Новосибирскую агломерацию. У Колывани появилась надежда на возвращение долгов столетней давности от города - соседа, ставшего «миллионером».

Вместе с тем, включение Колывани в Новосибирскую агломерацию, стало разрушительным для её историко – культурного наследия. На центральных улицах Колывани деревянная застройка заменялась негармоничными по стилю и немасштабными «типовыми строениями из бетона и силикатного кирпича». Построенные в 70 – 80-е годы здания районной администрации, автовокзала, школы, рынка, магазинов по улице Ленина, Советской и Московской не стали украшением села.

Более того, возведенные без учёта местных традиций, они диссонируют с архитектурой старой Колывани. Со строительством школы был нарушен фронт застройки по ул. Советской и снесена ценная деревянная застройка, в том числе дом виноторговца Ивана Васильевича Луканина. Существует, с внесенными изменениями, дом Александра Ивановича Пехтерева на углу улиц Ленина и Советской, где ещё в 1915 было установлено электрическое освещение.

Так постреволюционные коммунистические идеалы, новые культурные нормы социалистического быта и пренебрежение частной собственностью оставили «за бортом» полуторавековую историю Колывани. Наследие «старого мира», оказавшееся никому ненужным, разрушалось, не смотря на все усилия охранительных государственных служб и энтузиазм краеведов. Купеческая Колывань является историческим поселением Новосибирской области, ее архитектурное наследие уникально, неповторимо, является национальным достоянием и нуждается в охране.

Историческая судьба купеческих домов изменялась на фоне исторической судьбы самой Колывани в зависимости от формы государственного управления: от частной собственности купцов до муниципализированных и приспособленных под новые функции госучреждения, «детгородки». И наконец, до признания их памятниками архитектуры. Что касается дальнейшей судьбы купеческих домов, то на наш взгляд, надо сберечь не только отдельные объекты, внимательного отношения требует целый комплекс исторического ядра, которое, не утрачивая своего исторического образа и аромата, тем не менее, должно непрерывно развиваться. Сберечь нужно полностью купеческие усадьбы!

Список литературы

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты